Сделайте Ваш заказ

Азарова Людмила Павловна

Азарова Людмила Павловна

Л. П. Азарова (1919-2010) родилась 24 октября в г. Боровске Калужской области. С детства мечтала стать художником. Но в Калуге не было художественного училища и молодая девушка после семи классов школы поступила в медицинское училище по специальности фельдшер.

Работа фельдшера оказалась малооплачиваемой, что не хватало денег даже на еду. По настоятельной просьбе Людмилу распределили на работу в г. Пезмог АССР, где она работала в местном медпункте фельдшером. Проработав в г. Пезмоге три года, подзаработав денег, Людмила решила вернуться домой в Калугу, чтобы продолжить обучение дальше.

Азарова Л.П.Из Калуги приехала в Москву, пробовала поступить в Московский архитектурный институт на архитектурное отделение. Но не прошла – завалила математику.

В июле 1941 года Людмила Азарова добровольцем ушла на фронт. Служила в госпитале Юго-Западного фронта медсестрой. На фронте познакомилась с Семеном Домченко, который стал ее мужем и в 1942 году у них родилась дочь Люба. Семен участвовал в боях на Сталинградском фронте, освобождал Кишинев, заканчивал войну в Румынии. В Румынии Семен Домченко, не разведясь с Людмилой, после женился на другой женщине. После войны Семен пытался объяснится с Людмилой, но та не смогла его простить за подлость.

В 1945 году Людмиле Азаровой была вручена медаль «За победу над Германией».

В 1949 году Людмила Азарова, как фронтовичка поступает учиться на отделение скульптуры Московского института прикладного и декоративного искусства. Одновременно с учебой подрабатывает ночной медсестрой в Детской инфекционной больнице. После окончания института Людмилу распределили на работу чертежником в конструкторское бюро. Работа чертежника для нее была настолько не интересной, что она стала узнавать о другой работе у своих знакомых художников. Художница лаборатории керамики и камня Нина Борисовна Квитницкая посоветовала ей обратиться в подмосковную артель «Художественная керамика». С 1954 года Людмила Азарова стала работать художником-скульптуром на Турыгинском заводе.

На заводе молодую художницу встретили не очень дружелюбно, ругали ее за неопытность в работе. Первой авторской работой Людмилы Азаровой стала скульптура «Телятница» (1954).

Шкатулка Л.П. АзароваСледующей работой Азаровой стала скульптура «Девочка с петухами» (1955) – девочка, раскинув руки в стороны, наклонилась к двум птицам, стоящим у ее ног. Фигурка и лицо девочки лепились с дочери скульптура – Любови Семеновны Донченко (1942-1990).

Из-за негативного отношения к себе коллег артели, такие работы Азаровой как «Иван-Царевич на сером волке», «Царевна-лягушка» в производство поначалу не пошли. Из воспоминаний Лидии Ереминой: «В этот раз ругали Азарову, причем как-то особенно грубо. Почему-то чаще всего упоминали ее «Телятницу», как образец нетехнологичности изделия. Ругали художницу, как девчонку. Надо сказать, что сама Азарова вела себя на собрании достойно и выдержанно».

Гжель АзаровойТолько в 1957 году после начала тиражирования скульптуры «Золотая рыбка, или сказка о рыбаке и рыбке» (1956), кувшина «Несмеяна», кувшина «Гжельский» с ручкой в виде фигурки петуха, к художнице стали относиться с уважением. Людмиле Азаровой принадлежит заслуга массовой постановки на производстве скульптурных изделий. Начиная с середины 1950-х годов, творчество Л. Азаровой стало определяющим в современной Гжели.

Обладая сильным темпераментом, неиссякаемой творческой фантазией, овладев искусством скульптора и подглазурной росписью по фарфору, художница создала изделия, получившие всемирное признание, отмеченные высокими наградами.

Как у каждого истинного мастера, у Азаровой есть свои, излюбленные, приемы. «Когда расписываю изделие,— рассказывает она,— то работаю без подлокотника. Рука на весу — линия легче, мазок прозрачнее». В ее творческом активе — более 400 самобытных изделий, большинство из них с ярко выраженным сюжетно-изобразительным характером. В шестидесятые годы, пожалуй, именно творчество Азаровой в решающей степени определяло художественную стилистику всего гжельского искусства. Как главный художник промыслов, она руководила всей творческой практикой, создавала образцы для массового выпуска, но наиболее полно раскрылось мастерство художницы в уникальных изделиях. Ее работы выделяются довольно крупными объемами, а роспись отличается насыщенностью, яркостью мазка. Характер росписи диктуется особенностями формы. Так, в росписи одинаковых по форме кувшинов — большого и малого — изображения цветов выполнены по принципу крупного пятна, что отвечает размерам изделий и подчеркивает их ярко выявленную округлость.

Л.П. Азарова. Штоф "Посол"

Во фляге и штофе, созданных Азаровой в 1964 году, воплотились лучшие черты народного искусства — традиционность, декоративность, функциональность. Их художественную выразительность подчеркивает подглазурная роспись кобальтом: это на дисковидной фляге изображение птицы Сирин, на штофе — петуха.

Л.П. Азарова. Набор

Излюбленной, многократно варьируемой стала в творчестве Азаровой дисковидная форма гончарных и майоликовых изделий. Работая над утилитарными изделиями для массового тиражирования, художница наделяет их эмоционально-образными свойствами. Таковы дисковидные чайники, в которых она обращается не только к давним традициям, но и к творческому опыту Бессарабовой, создавшей в сороковых годах свой чайник-диск. И все же чайники Азаровой — это принципиально новые изделия как по форме, так и по росписи. Форма диска обогащается рельефными и скульптурными украшениями, а также росписью. В одном случае дисковидное тулово чайника расширяется в стороны, к его широкому ребру присоединяются ручка и носик. Изделие «стоит» на низкой прямоугольной ножке, такой же формы и его горло. Крышка, тоже прямоугольная, с закругленными углами, завершается своеобразным хвостиком.

В росписи — крупные розы и птица. Носик, крышка и ручка сплошь покрыты кобальтом, край горла и ножки выделены синей полосой. В изделии ясно выражены бытовые, утилитарные функции, но форма его весьма декоративна.

Л.П. Азарова. Чайник, 1969

В другом случае форма чайника, оставаясь дисковидной, усложняется лепными деталями. Бутонами и цветами «прорастает» крышка, цветок соединяет носик с горлом изделия, а в месте перехода плоской стенки диска в широкое ребро и на горле сосуда появляется фестончатая оборка. Словно лепестками окружает она диск, и чайник становится похожим на большой цветок. В середине его — роспись «Чаепитие». Изображения на чайнике с одной стороны женщины, ставящей самовар, с другой — сцены чаепития, рождают ощущение домашнего уюта. Легкая линия сочетается с прозрачным мазком, что придает изображению характер быстрого акварельного рисунка.

Тема чаепития стала одной из основных в росписи Азаровой. Эта тема тесно связана с прошлым укладом жизни гжельцев, которые очень любили пить чай. Причем не только дома. Даже на заводах помимо обеденного перерыва было еще два перерыва на чай — утренний и вечерний. Правда, если раньше в каждом доме был самовар, то теперь его заменил чайник. Вполне понятно поэтому стремление художницы щедро и весело украсить чайник, разнообразить не только декор, но и саму форму. Так появляется чайник двухдисковый, в котором сложная трактовка диска усиливает декоративность изделия в целом.

Под влиянием старинного штофа художница создает новый чайник «Терем», форма которого ассоциируется с древнерусской архитектурой. Роспись на чайнике, напоминающая раскрашенный рисунок, дополнена надписями: «Где чай — там и под елью рай», «Самовар кипит, уходить не велит», которые близки надписям-притчам на изразцах XVI века. Сколько же праздничной фантазии вложено художницей и в форму чайника, и в роспись! Ведь могут меняться элементы декора, росписи, но главное в изделии — настроение. Взглянешь на чайник, выполненный Азаровой, и будто тебя самого пригласили на чаепитие, а завершает это увлечение художницы знаменитая шкатулка «Самовар», известная ныне едва ли не во всем мире.

Отличительная особенность творчества Л. П. Азаровой — соединение посудных изделий со скульптурными украшениями, что тоже в духе мастеров прошлого. Как и надписи, которые становятся элементами декора ряда ее произведений. Так, в шкатулке за столом мужчина и женщина пьют квас. А на спинках кресел читаем: «Мужчина в дому, что медведь в бору», «Хозяйка в дому, что оладьи в меду». И все изделия, выполненные художницей, отличаются только ей присущим стилем.

Л.П. Азарова. Квасник, 1959

Оставляя форму квасника неизменной, Азарова экспериментирует, ищет в скульптурном декоре, в росписи новые тематические и образные решения. В сквозном отверстии квасника «Застолье», например, помещена сцена чаепития, на плечиках — фигурки козлов, перемычку между горлом и носиком завершают фигурки петухов. Лепной кокошник на фоне горла усиливает архитектурно-пространственные свойства сосуда. Он словно расписной наличник над окном, в котором видны стол, на нем самовар, вокруг женщины и даже кошка. В кваснике «Застолье» как бы суммировалось все богатство и разнообразие и скульптуры малых форм, и сосудной пластики, и росписи изделий.

В утилитарных изделиях с их ясно выраженной функциональностью большое внимание уделяет художница эмоциональной образности. Так появляются масленка «Доярка» и солонка «Сирин», чайник с лепными ромашками, кувшин «Гжельский», выпускаемые небольшими сериями. Художественные изделия, предназначенные для массового выпуска, Азарова упрощает, делает технологичными, сообразуясь с условиями производства.

В конце шестидесятых годов художница обращается к созданию сосудов, в которых изобразительность и выразительность, подчиняясь законам пластики, оттесняют функциональность. Сохраняя свое практическое назначение, они воспринимаются как забавные украшения. Таковы декоративные сосуды «Баба с флягой» и «Рыболов». В них утилитарность отступает на второй план перед художественно-образным решением. Это изделия-загадки, в которых есть лишь намек на назначение предмета.

Год от года профессионализм художницы обогащался отточенными за века творческими традициями народных мастеров и воплощался в оригинальные образные формы. Ведущее слово принадлежит ей и в возрождении, и современном прочтении гжельской пластики малых форм. Причем уже в одной из первых работ «Иван-царевич на сером волке» отчетливо заявлено пристрастие автора к сюжетно-изобразительной композиции. Ее скульптура выделяется своеобразием облика, только ей свойственной манерой и мерой художественного обобщения, при которых декоративная трактовка конкретного образа усиливается сложными ракурсами. Композиции художницы подвижны, детали и фигурки группируются в сюжетном замысле. Условность росписи продуманно подчеркивает пластическую выразительность фарфора.

Анималистическая скульптура Азаровой строится по принципу взаимодействия объемов со сквозными просветами или компактного блока с обобщенным силуэтом. В скульптуре «Конь» пластика форм образует четкий обобщенный силуэт: ноги животного не расчленены и мягко переходят в основание, которое ограничивает просвет между скульптурными блоками. Изогнутая шея и опущенная к груди голова коня замыкают второй просвет, а изгиб хвоста — третий. Просветы усиливают компактность пластических форм, силуэтный характер изображения, придают фигурке стройность и легкость. Условная роспись, как и условность цвета, подчеркивает декоративный характер скульптуры. Роспись подчиняется пластике форм. Вот почему значительная часть фигурки остается белой.

Фигурки животных у Азаровой небольшие, часто они соразмерны ладони и не имеют подставки. При всей условности и обобщенности скульптурных форм они удивительно реалистичны и динамичны.

В 1963 году художница создает совсем маленькие фигурки животных, высотой всего лишь 1,5—2 сантиметра. Это «Корова», «Теленок», «Конь», «Жеребенок», «Собака». Иногда скульптурки соединялись между собой в группы.

В анималистической скульптуре Гжели постепенно закреплялись новые художественные принципы, связанные с иным пониманием фарфора, который стал восприниматься не столько как материал, «оплывающий», тяготеющий к мягким переходам, сколько как материал спекающийся, плотный и твердый, из которого можно создавать простые объемы.

Л.П. Азарова. Скульптура "Баба с самоваром"

От условных, обобщенных форм анималистической скульптуры художники Гжели перешли к поискам пластической выразительности в изображении человека. В скульптуре шестидесятых годов одной из самых распространенных стала тема материнства. В работе Азаровой «Мать с детьми» фигуры развернуты в пространстве и даны в сложном движении, ритмы которого развиваются по спирали. Разнонаправленные пересекающиеся линии движения усиливают выразительность обобщенных форм. Пластику фигур оттеняют белизна фарфора и подглазурная роспись кобальтом. Вариантов росписи два: в одном случае — полосы на платье женщины, в другом — косая клетка и цветы в ней. В скульптуре раскрывается наблюдательность автора, умение средствами пластики выразить в декоративной композиции, которая имеет несколько точек зрения и свободно располагается в пространстве, свои чувства и впечатления. Одновременно с этой композицией и в аналогичной трактовке была создана скульптура «Доярка». Однако характеристика образа чисто пластическими средствами неожиданно нарушается здесь внешними нарочитыми приемами изображения животных, принятыми в мультипликации.

Скульптура «На возу» строится на противопоставлении ритмичного движения состоянию покоя: лошадь везет воз с сеном, на котором сидит женщина. Ритмическое чередование объемов делает скульптуру легкой и подвижной. Со сложным силуэтом лошади контрастирует компактный, обобщенный объем сена на возу. Характерна и выразительна поза сидящей женщины: без нее воз с сеном кажется столь же немыслимым, что и чайник без крышки. Реальный мир запечатлен художницей в выразительных формах и линиях, в условности и ясности синей росписи. Именно это сочетание условного и типического придает скульптуре убедительность, правдивость.

Как и у прежних мастеров, в композициях Азаровой доминируют бытовые мотивы: семья, материнство, сельский труд. Причем чаще всего ее фигурки не имеют подножия, как это было у Бессарабовой, благодаря чему они легко группируются между собой. Руководствуясь этим методом, художница создала массу компактных, обтекаемых, напоминающих токарные игрушки фигурок («Няня с коляской», «Девочка с петухами», «Водоноска»), в которых мера условности диктовалась не характером образа, а стремлением к лаконичной форме. Одинаковая трактовка основного объема делает все фигурки похожими, несмотря на различие сюжетов. Оттенок пластического разнообразия вносят лишь такие детали, как легкий наклон туловища вперед или размах рук, поддерживающих коромысло с ведрами, выделенных рельефом на основном объеме.

Л.П. Азарова. Чаепитие, 1967

Создав целую галерею однотипных фигурок, Азарова вновь возвращается к поиску пластической выразительности композиции, развернутой в пространстве, с пересечением линий движения и ритмическим соотношением объемов. При этом скульптор не отказывается и от остросовременных форм. Результаты творческих поисков наиболее полно выражены в одной из лучших работ Азаровой «Чаепитие». Скульптура не имеет подставки, но ее нижняя часть утяжелена, обобщена за счет длинного платья, позволяющего избежать изображения ног. Руки одинаково округлены, их ритмический рисунок передает ощущение непрерывности движения. Благодаря сложной системе просветов между скульптурными формами они получают живую подвижность при внешней статичности фигур. Весьма выразительны пропорциональные соотношения масс, в которых преобладают круглые формы, как в изображении сидящих женщин, так и предметов, стоящих на столе. Сентиментальный оттенок вносит в композицию изображение кота. В целом же при всей обобщенности и условности трактовки форм скульптура воспринимается жизненно конкретно, чему в значительной степени способствует роспись, которая усиливает выразительность форм и одежды, выявляет белизну фарфора, подчеркивает соотношение округлых и прямых линий. Скульптура «Чаепитие» неоднократно повторялась и была представлена на отечественных и зарубежных выставках.

Человек эмоциональный и порывистый, Азарова всегда охвачена новыми замыслами, которые воплощает быстро, решительно, смело, нередко вступая в спор с материалом, подчиняя его своим творческим устремлениям. Фарфор для художницы не просто мягкий, податливый, пластичный материал, а изделие не просто объем для росписи. В напряженных ритмах и художественном строе сюжетно-изобразительной пластики работ художницы отчетливее всего выразилась ее творческая индивидуальность, нашел живое воплощение неуемный характер.

Народные праздники, быт народа для Азаровой — вечно живой, неисчерпаемый источник вдохновения. Но вместе с тем в скульптурных сосудах и сосудах, украшенных мелкой пластикой, нет простодушия и непосредственности произведений крестьянского искусства прошлого. Образный строй произведений художницы сложен, формы укрупнены, архитектоника строго продумана и подчинена законам скульптурной пластики.

Л.П. Азарова. Подсвечник "Терем"

В декоративных подсвечниках «Подсвечник с кошками» (1971) и «Музыканты» (1972) художница стремилась решить как функциональные, так и декоративные и скульптурно-пластические задачи. Многим подсвечникам Азаровой, как и железным светцам XVII— XVIII веков, присуща метафоричность образов. Их формы как бы растут, тянутся вверх, скручиваются в кольца, как «дыньки» и «яблоки» на металлическом стержне светца, расходятся в стороны, как ветви растения, «прорастая» чашечками свечников. На лепных завитках, которые соединяют свечники между собой, висят фарфоровые колокольчики, издающие при колебании тонкий звук. Полые кольца подсвечников заполняются изображениями животных — петухов, котов. При устойчивости и неподвижности основного стержня отходящие от него боковые части кажутся живыми. Такому впечатлению способствует ритмическое соотношение пластических элементов и деталей — перемычек, завитков, лепных украшений. Роспись также динамична, что проявляется в чередовании линейного орнамента и гирлянд геометрического узора.

Декоративные подсвечники с их образной выразительностью не рассчитаны на обязательное практическое применение. В то же время именно функциональность позволяет наиболее полно выявить сущность декоративного образа и свойства материала.

Л.П. Азарова. СамоварШкатулка «Самовар» (1971) стала визитной карточкой всего гжельского производства фарфора. На международной ярмарке в Загребе (Югославия,1977) шкатулка «Самовар» отмечена Золотой медалью «За качество продукции». Но вместе с тем работа художницы вызвала отрицательную реакцию искусствоведов, занимающихся историей развития гжельского производства. Например, Т. И. Дулькина и Н.С. Григорьева заметили: «Использование самовара, пусть даже фарфорового, в качестве шкатулки вызывает недоумение. Сложная конструкция затрудняет обращение с предметом: прежде чем открыть крышку, нужно снять с нее чайник, самовар воспринимается скорее как сувенир, и в этом качестве его появление более оправдано...Эту шкутулку нельзя воспринимать как художественное произведение, продуманное и прочувствованное. Здесь ощущается лишь стремление воспроизвести уже сложившуюся в другом материале форму и создается в угоду пустой занимательности и необычности, приучает идти по пути дешевого успеха и дурного вкуса... и уходит за грани искусства». Несмотря ни на что, шкатулка-сувенир «Самовар» Л. Азаровой является уже 40 лет популярнейшим изделием гжельского фарфора.

Самовар красками в золоте «Сувенирный»

Творчество Азаровой — пример того, как много может дать художнику использование традиции. В работе над скульптурными сосудами она вновь и вновь обращается к опыту гончаров, к выработанным ими приемам и способам пластического решения. Вот, к примеру, одно из лучших произведений художницы — штоф «Сокольничий». Сосуд воспринимается как скульптура, гармоничная и целостная по пластике. Образное решение ее сложилось под воздействием искусства прославленных скопинских гончаров, которые выполняли скульптурные сосуды в виде мифологического Полкана — полуконя-получеловека. Подобно им художница создает свою композицию — добрый молодец на коне — и наделяет ее функцией сосуда. Произведению свойственны и выразительность силуэта, и определенный динамизм, но функциональность его воспринимается как нечто случайное.

Нередко Азарова черпает сюжеты для своих работ в мифологии, народной сказке. Такой своеобразный творческой интерпретацией стала масленка «Рыба-кит». Прямое назначение масленки замаскировано ее образно-тематическим решением, благодаря исключительности которого, новизне и смелости бытовой предмет превращается в яркое художественное произведение...

В 1990 г. Л.П. Азаровойвручена медаль «Ветеран труда». В 1991 г. присвоено почетное звание «Народный художник СССР».

Официальный источник

Понравилось? Поделитесь!