Сделайте Ваш заказ 2

Гжель 1918-1960

Книга "Искусство Гжели"
Издательство "Советская Россия", 1985г.
Глава I "Гжель из истории промысла"
автор составитель -Нелли Александровна Якимчук
фотосъёмка - В.И. Почаева

В 1918 году были национализированы все сохранившиеся в Гжели к началу века предприятия по керамике: Куринова и Фартального в с. Речицы, Акулиных – Ново-Харитонове, бр. Дунашовых, Маркина – в д. Турыгино, Храпунова-Нового – в Кузяеве, Барминых – во Фрязеве, Качинкина – в Фенине.

 Н.И. Бессарабова. Кувшин. 1945

Трудно возрождалась керамическая промышленность. К 1925 году в Гжели действовали 6 государственных фарфоровых заводов и более 30 частных мелких фарфорово-гончарных мастерских. В период нэпа бывшие гжельские заводчики стали арендовать принадлежавшие им ранее заведения и использовать наемный труд. Люди шли на все, так как работы не хватало, надо было кормить семьи. В большинстве своем мелкие предприниматели выпускали антихудожественную продукцию из слабо обожженной глины, с холодной росписью: глиняные игрушки, копилки, кошечек с бантиками, зайцев с морковками и прочее.

В конце 1920 – начале 1930-х годов начали возникать артели промысловой кооперации по выпуску художественной керамики, среди которых постепенно выделились «Вперёд керамика!», «Объединенный фарфорист», имени С.М. Кирова. В 1937 году произошло слияние нескольких мелких разрозненных мастерских в крупную артель под названием «Художественная керамика», находящуюся в д. Турыгино и выпускавшую фарфор.

Н.И. Бессарабова. Т.С. Дунашова. Вазочка. 1946

Объединенная артель «Художественная керамика» имела ряд преимуществ: квалифицированные кадры потомственных мастеров, четкую организационную структуру, опытных руководителей. Деятельность артели постепенно расширялась, росли объемы производства, ассортимент, повышались квалификация и мастерство. Но художественная сторона изделий долгое время оставалась на низком уровне. В наследство от старого режима достались мещанские вычурные поделки, натуралистически выполненные, эклектичные и антихудожественные. Частицы былого мастерства, живого творческого процесса сохранились лишь в самой дешёвой, расхожей продукции – в так называемой «агашке»: скромной цветочной росписи, наносимой быстрыми мазками кистью на изделия.

Н.И. Бессарабова. Ваза. 1946

До войны артель выпускала вазочки, бокалы, кружки, скульптуры, во многом подражая старым обывательским представлениям, мещанскому пониманию красоты и пользы предметов. Изделия оформлялись нисходящим крытьем голубых, зелёных, розовых тонов с раскраской слащавыми «открыточными» розочками, ягодками, листочками. В скульптуре преобладали натуралистически выполненные птицы, звери, кукольные головки, расписываемые «под натуру».

Н.И. Бессарабова. Чайник дисковидный.1945

К сожалению, не способствовала улучшению художественной направленности и декоративная скульптура, выпускаемая артелью по моделям художников. Послевоенный период 1945-1960- х годов, явившийся новым этапом в развитии гжельского промысла, тесно связан с деятельностью Научно-исследовательского института художественной промышленности, которому принадлежит заслуга в возрождении традиционного промысла, в выработке художественно-стилевой направленности продукции.

Н.И. Бессарабова. Ваза. 1946

На основе изучения и анализа большого исторического и фактического материала, связанного с развитием гжельского керамического района на протяжении XVII-XIX веков, проведённых А. Б. Салтыковым, известным учёным в области декоративно-прикладного искусства и художественной керамики, лаборатория керамики института (художники А Николаев, Л. Шушканова, Н. Бессарабова) работала над расширением и улучшением ассортимента изделий артели «Художественная керамика». Особенно много и плодотворно этим занималась художница Н.И. Бессарабова под руководством А.Б. Салтыкова.

Л.Г. Голощекова. Т.С. Дунашова. Кувшин с крышкой. 1946

Глубоко изучив материалы по Гжели, Н. Бессарабова сделала огромное количество зарисовок, эскизов с лучших образцов гжельской керамики из собрания Государственного Исторического музея – наиболее значительного среди музейных коллекций страны.

Эксперименты института восприняли на промысле с энтузиазмом. С 1945 по 1955 год Н. Бессарабова разработала немало образцов изделий для гжельской артели. Основой послужила подглазурная кистевая роспись кобальтом на полуфаянсе. Синяя скоропись полуфаянса привлекла своей декоративностью, разнообразием орнаментальных мотивов и приёмов росписи, относительной несложностью способов нанесения кистевого мазка, выполняемого одним цветом. Последнее обстоятельство сыграло немаловажную роль в выборе одноцветной кобальтовой росписи из-за ограниченных возможностей производства в трудные послевоенные годы. Работу по восстановлению промысла предполагалось в дальнейшем продолжить, используя богатейшие традиции гжельской майолики и фарфора.

Н.И. Бессарабова. Т.С. Дунашова. Молочник "Ситчик". 1946

В числе первых произведений Н. Бессарабовой для Гжели был набор «Гжельский», состоящий из кувшина и кружки. В форме кувшина, несколько тяжеловатой, приземистой, ёмкой, легко угадывается прототип – гжельские майоликовые и полуфаянсовые сосуды XVIII-XIX веков. Однако присущий этому набору лаконизм, чёткий силуэт, а главное решение декора свидетельствует работе современного мастера. Одно из ранних произведений, оно по праву считается лучшим в творчестве художницы. Кувшин и кружка из набора «Гжельский» с разными вариантами росписи выпускались в массовом производстве более двадцати лет.

Чайник-кумган, вазы, молочники, сахарница, бокалы – широкоизвестные работы мастера. В этих скромных бытовых предметах подкупает простота, ясность замысла, целесообразность применения. Все они были «производственные» и с разными вариантами росписи подолгу тиражировались заводом.

Смелый экспериментатор Н. Бессарабова не ограничивалась кругом предметных форм и растительной орнаментики. Она ставила и решала серьёзные тематические задачи. В произведениях 147 года, созданных к тридцатилетию Великого Октября и 800-летию Москвы, она умело скомпановывает в растительные узоры виды Кремля, праздничные фейерверки, юбилейные даты и другие.

Заслуживают внимания также попытки художницы создать декоративную скульптуру, нуждающуюся тогда в обновлении. Обратившись к анималистической теме, она выполнила фигурки «Козлёнок с гусем», «Синица», «Утёнок», «Лайка» и другие. В них подкупает правдивость образов, лаконизм в решении пластических объёмов, мягкая неназойливая роспись, подчёркивающая выразительность скульптурных форм.

Важнейшей стороной деятельности Н. Бессарабовой в Гжели была тесная связь ее с мастерами промысла. Она не только предлагала новые образцы форм и росписи, но, что особенно важно, была прекрасным педагогом, методистом, обучала мастериц приёмам кистевого письма, законам построения композиции, объясняла роль цвета и масштабного соотношения, учила видеть и понимать прекрасное, отличать подлинное искусство от ложной красивости. Художница развивала творческую инициативу мастериц, убеждала их в целесообразности работы без «припороха», учила свободно владеть кистью, умет ь варьировать рисунок. И м нравились рисунки художницы, по сердцу были её терпеливость и весёлый нрав.

Среди гжельских мастериц было много способных и старательных исполнительниц: Т.С. Ерёмина, Т.С. Дунашова, М.А. Толпегина, А.И. Межуева, Л.С. Чупрунова, Н.П. Манайкина, Л.Н. Климова, М.В. Шибаева, Л.Г. Голощекова, В.А. Сазонова и другие. Тогда же работала и старейшая мастерица Д.И. Капитина, трудившаяся на гжельских промыслах ещё с дореволюционного времени. Она обладала большим вкусом, знанием и чувством материала.

Вначале работницы пытались робко повторять росписи Н. Бессарабовой. Постепенно к ним приходила уверенность в своих силах, желание создать собственный рисунок. Уже в 1946 году лучшие мастерицы промысла Т. Дунашова, Т. Ерёмина, Л. Чупрунова выполнили несколько рисунков с растительными мотивами. Творческие успехи принёс им 1947 год, когда они создали интересные декоративные тематические композиции на вещах, подарочных бокалах, чайниках.

Л.П. Азарова. Кружка с витой ручкой. 1959

Совместная творческая работа художника с мастерами взаимно обогащала. Так, в росписях Т. Ереминой, Т. Дунашовой, А Межуевой впервые появился светотеневой мазок, который значительно оживил роспись. Научиться по-настоящему владеть им – большое искусство. Необходимо, набрав краску на одну сторону кисти, в один приём положить её так, чтобы получился полутоновый мазок с градациями цвета от тёмных до самых светлых оттенков. Мастерицы называют этот приём «мазок с тенями», или «набором». В дальнейшем разработкой его успешно занималась Т. Дунашова, ставшая одной из лучших исполнительниц.

Л.П. Азарова. Кружка с витой ручкой. 1959

Знакомство с Н. Бессарабовой, вдумчивая работа в группе по возрождению гжельского промысла во многом определили дальнейшую творческую биографию мастерицы. Т. Дунашова выделялась среди своих коллег живым характером, энергией, упорством. Она лучше всех в цехе могла написать сложный узор на изделии, повторить любую картинку, даже портрет, добиваясь при этом предельного сходства с оригиналом. Но только с приходом Н. Бессарабовой мастерица серьезно и систематически занялась творческой работой декоративного направления. Воплощая в материале рисунки художницы, учась у неё профессиональному знанию законов прикладного и народного искусства, изучая гжельскую керамику по зарисовкам и в музейных собраниях, Т. Дунашова повышала своё мастерство. На протяжении многих лет она выполняла сложные экспериментальные работы, одновременно создавая образцы для росписи, и первая предложила писать золотом по сплошному тёмно-синему «крытью».

Постепенно зрело мастерство молодой художницы, красочнее содержательнее становились росписи, лучшие её работы с успехом демонстрировались на выставках, приобретались музеями

В 1954 году в артель пришла молодая художница Л.П. Азарова. На нового специалиста возлагались большие надежды. Трудно «вживалась» она в производство. После ухода Н. Бессарабовой предприятие нуждалось в новых интересных формах посуды и скульптуры.

Л.П.Азарова. Молочник. 1959

Одними из первых работ Л. Азаровой для Гжели были скульптуры «Царевна-лягушка», «Иван-царевич», «Телятница», «Девочка с курами» и другие, в которых преобладали в основном иллюстративность и повествовательность. В то время мелкую пластику художница понимала, как станковую скульптуру, лишь уменьшенного размера. Эти работы не удовлетворяли самого автора. В них недостаточно использовались пластические средства выразительности, недоставало поэтического содержания, образности, что в тот период было свойственно многим произведениям мелкой пластики.

В конце 1950 -х годов Азарова создала серию сосудов-скульптур: сосуд-баран, сосуд-козлик, сосуд-верблюд, графин-девушка, сахарница-девица и ряд других. Наиболее органичными оказались сосуды в виде женских фигур, идущие от русской глиняной игрушки. В этих работах, в целом мало удачных, ощущается насилие над материалом, чрезмерная утрировка, искажение образов в угоду предметной форме.

В 1959 году Азарова создаёт работы «Оленёнок», «Петушок», в которых находит необходимую меру условности и обобщения, сохраняя при этом образную характеристику.

Первые серьёзные успехи автора наметились в посудных формах – кувшине «Гжельский», кружке-шутихе, кваснике-сувенире «Петух», кваснике «Гармонист», где она смело и свежо использует традиции народного искусства. Гжельские формы квасников, кумганов, кувшинов максимально приближены к современному пониманию пластики форм, а сочная немногословная роспись кобальтом по белой глади фарфора усиливала декоративность предметов.

Л.П. Азарова. Квасник с петушками. 1958

К концу 1950-началу 1960 -х годов можно было подвести некоторые итоги: за пятнадцать послевоенных лет артель значительно выросла. В 1959 году к ней присоединился цех в д. Бахтеево (бывшая артель имени Кирова), увеличилось число работающих- мастеров. И хотя ещё были значительные трудности с сырьём, топливом, красителями, выпускалось много продукции низкого технического и художественного качества, устаревшего ассортимента, было достигнуто главное – изменилась психология мастеров-исполнителей, у них пробудился интерес к творчеству, к наследию своих предков, гордость за свою прогфессию, свой труд, приносящий в дом радость.

В этом огромная заслуга Н. Бессарабовой, неутомимого педагога и талантливого художника, «первооткрывателя» современной Гжели, основывавшегося в своих поисках на лучших достижениях культуры прошлого. В период возрождения промысла мастерицы достигали первых успехов в овладении кобальтовой росписью. Почувствовав специфику декоративного принципа узора, они уже умели создавать самостоятельные композиции. Бессарабова учила их и одновременно училась сама – непосредственности, чувству ритма, быстрому освоению условных форм изображения растений.

1945-1960-е годы были началом поисков нового направления в развитии промысла, принесшим первые ощутимые успехи в возрождении гжельского искусства. Этот период можно назвать «бессарабовским».

Понравилось? Поделитесь!