Сделайте Ваш заказ

Господдержка и кредитование малого бизнеса. Опыт

Способны ли государственные институты поддержки в условиях сокращения банковского финансирования стимулировать развитие малого и среднего предпринимательства

Малое и среднее предпринимательство (МСП) острее и быстрее других категорий бизнеса реагирует на спад в экономике. Оценить степень этой реакции объективно и оперативно сложно: статистика Росстата не учитывает деятельность индивидуальных предпринимателей и микропредприятий, а последнее сплошное исследование сегмента относится аж к 2010 году.

Согласно мониторингу Национального института системных исследований проб­лем предпринимательства, за 2015 год количество малых предприятий в России увеличилось на 2,6%, в расчете на 100 тыс. жителей — на 1,3 ед. Поскольку количественный рост может быть связан с регистрацией только юридических оболочек, нам важнее качественные характеристики, в частности число занятых в секторе. Так вот среднесписочная численность (без учета внешних совместителей и работающих по договорам гражданско-правового характера) в МСП по стране по итогам 2015 года сократилась на 2,6% по сравнению с 2014-м.

Еще один важный показатель — оборот малых предприятий: за 2015 год он на 3,3% выше показателя 2014-го, но с учетом индекса потребительских цен — на 8,5% ниже. О состоянии субъектов МСП говорит и такой критерий, как объем инвестиций в основной капитал: в целом по стране он в 2015 году упал на 4,7%, а с учетом индекса потребительских цен — на 15,6%.

Необходимое условие стабильного функционирования МСП — оперативный доступ к финансовым ресурсам. Между тем банковское кредитование сегмента сжимается второй год подряд. С одной стороны сказывается снижение деловой активности и, как следствие, — снижение спроса на заемные ресурсы, с другой — потеря интереса банков к кредитованию сегмента из-за увеличения рисков. По итогам опроса, проведенного НАФИ в партнерстве с аналитическим центром МСП Банка в начале года, треть компаний сегмента имели кредиты, 12% нуждались в их рефинансировании (из них 4% указали в качестве причины ухудшение условий кредитования со стороны банка, 8% — снижение собственной платежеспособности).

Какие факторы препятствуют стабильному обеспечению предпринимательства финансовыми средствами? В поисках ответа на этот вопрос аналитический центр «Эксперт» и журнал «Эксперт-Урал» собрали в Екатеринбурге круглый стол «Финансовая поддержка малого бизнеса».

Кредитование МСП: как это выглядит…

Аналитический центр «Эксперт» представил собственный анализ динамики банковского кредитования МСП. Как показали расчеты, до 2013 года кредиты сегменту росли быстрее, чем юридическим лицам в целом. Затем портфель МСП начал сокращаться, и более всего — индивидуальным предпринимателям. По итогам 2014 года он показал минус 4,4%, тогда как кредиты юрлицам в целом дали плюс 12,6% (правда, в основном за счет госбанков). В 2015 году портфель МСП сжался на 16%, а юрлиц в целом — почти не изменился. Падение замедлилось только в этом году: за первое полугодие-2016 — минус 2,7%.

Чтобы оценить важность МСП как клиентов банков, рассмотрим динамику доли сегмента. На конец 2010 года она составляла в совокупном кредитном портфеле 23,7% (это практически максимум за все годы развития банковского рынка; в начале 2009-го — не более 20%), а на начало осени этого года едва достигла 15,4%. При этом у банков топ-30 доля кредитов МСП была чуть более 10%, у прочих банков она превышала 30% (максимум приходился на начало 2012 года — 37,7%). С середины 2014 года крупнейшие банки страны начали обходить этот сегмент вниманием. Если в целом доля топ-30 в кредитном портфеле юрлиц выросла за последние несколько лет с 75 до 78%, то в портфеле МСП она сократилась с 68 до 55%. Так что ближе к разворачиванию рецессии малые и средние региональные банки стали для сегмента главными кредиторами. В большинстве регионов от 50% до 90% кредитов, выдаваемых местными банками, — это кредиты МСП.

Осторожное поведение крупных игроков объяснимо. В хорошие времена применение скоринговых моделей обеспечило им рост финансирования сегмента. С начала 2011-го по середину 2013 года портфель кредитов ИП у Сбербанка и госбанков вырос на 130%, у крупных частных — на 157%, а у региональных — лишь на 38%. Но «побочным продуктом» работы кредитных фабрик стала просроченная задолженность: еще до кризиса ее уровень по кредитам МСП у крупных банков оказался в 1,5 раза выше. Так, 74% кредитного портфеля индивидуальных предпринимателей приходится на Сбер и другие госбанки, еще 13% — на крупные частные банки. При этом уровень просрочки у госбанков — около 20%, а у региональных — только 7%. За последние три года у банков первых двух групп сокращение портфеля составило 32% и 58% соответственно, у региональных лишь 10%. И причина не только в снижении спроса. Банковский сектор в определенный момент оказался в методологическом тупике.

…И как это делается

Общим местом стали жалобы банкиров на регулирование, что, по их мнению, препятствует развитию кредитования МСП. Суть претензий в следующем: регулятор рассматривает кредитование МСП аналогично корпоративному, требуя начислять повышенные резервы, если ссуда кажется нестандартной, что отрицательно влияет на прибыль банка и капитал.

Дело в том, что российский малый бизнес зачастую работает в серой зоне, его официальная отчетность перед налоговыми органами не соответствует управленческой, а если предприятие использует упрощенную систему или вмененный доход, то ее нет вовсе. Основные показатели, которые используются при расчете лимита кредитования — выручка, операционная прибыль, в официальной отчетности либо отсутствуют, либо занижены.

По словам начальника отдела кредитования малого и среднего бизнеса УМ-банка Юрия Герасимова, «классический метод анализа МСП, которую еще двадцать лет назад принес в нашу страну ЕБРР, предполагает, что банковский аналитик сам составляет отчетность предприятия (баланс, ОПУ, ОДДС), используя при этом как рабочие документы предпринимателя, так и результаты своего наблюдения при выходе на место ведения бизнеса, и делает выводы о возможности кредитования на основе этой отчетности». ЦБ при проверке сравнивает отчетность банковского аналитика с официальной отчетностью и делает вывод о ее недостоверности (это минимум 51% резерва). А также зачастую требует, чтобы на отчетности, которую составил банковский аналитик, были подписи руководителя предприятия-заемщика. Чего не хочет сам заемщик: отчетность неофициальная, а банк свои методы анализа бизнеса не раскрывает. Далее, оценивая залоговое обеспечение кредита, ЦБ исходит из понятия «срок возможной реализации», что сводит обеспеченность на нет.

В последнем проекте дополнений к Положению о резервировании (254-п) есть норма, по которой кредиты на пополнение оборотных средств сроком более года должны резервироваться не менее чем под 21%. Это справедливо для корпоративного заемщика, который гасит ссуду из оборотки одной суммой сразу. А вот классический МСП возвращает оборотные кредиты из прибыли, аннуитетами. Для него срок таких кредитов три года и более — это нормально.

Сомнительными с точки зрения ЦБ являются и ссуды, выданные в погашение других ссуд, в других банках. Это не только ущемляет права заемщика, желающего перекредитоваться на более выгодных условиях, но и препятствует здоровой конкуренции между банками за клиентов.

Не способствует кредитованию МСП и обязанность банков «стучать» на своих клиентов согласно 115-ФЗ. Несоответствие реального владельца номинальному, фактического и официального адреса регистрации — обычная практика. И клиент сто раз подумает, стоит ли ему вообще связываться с банком.

Понятно, что банки находят противоядие. Например, ведутся два досье на клиента — одно для себя, второе для проверяющих из ЦБ. Еще вариант — группировать ссуды в портфели однородных, тогда можно не делать углубленный анализ каждой. По сути, ЦБ подталкивает банки к анализу МСП по скоринговым методам, показавшим в кризис несостоятельность. Но для малых банков включение ссуды в портфель однородных ограничено размером 0,5% от величины капитала банка.

Такое регулирование с точки зрения ЦБ можно оправдать заботой о реальном качестве ссуд и капитале банка. Вспомним, что при отзыве лицензий зачастую и то, и другое оказывалось «липой». Но уводить деньги из банка и рисовать отчетность, используя небольшие ссуды, не имеет смысла, речь может идти лишь о рискованной кредитной политике.

Еще проблема, не связанная с регулированием. По-хорошему, работа с МСП требует того же объема трудозатрат, что и с корпоративным сегментом. А квалификация сотрудников должна быть даже выше: нужно уметь работать не только с бумажками, но и на выезде на место ведения бизнеса. При значительно более мелких «чеках» это более высокие накладные расходы. Кроме того, высока стоимость риска.

В итоге успешную практику кредитования МСП демонстрируют региональные или нишевые банки, работающие с давно известной клиентурой и средой и/или последовательно применяющие методы анализа ЕБРР (в регионах дешевле соответствующие специалисты). Другой тип — банки, практикующие исключительно залоговое (с ликвидными залогами) кредитование МСП, обладающие капиталом, позволяющим формировать портфели однородных ссуд из достаточно больших кредитов. Сбербанк и госбанки, кроме того, обладая более дешевыми ресурсами, притягивают к себе наиболее кредитоспособных заемщиков. Плюс на них приходится львиная доля господдержки в виде поручительств по кредитам (так, у Корпорации МСП в год ее создания, 2015-й, 82% поручительств пришлось на Сбербанк и еще 8% на другие госбанки).

На наш взгляд, в ближайшее время банки начнут искать новые модели оценки рисков в сегменте МСП. И процесс уже пошел: на прошлой неделе Сбербанк, крупнейший игрок сегмента МСП, объявил о запуске новой модели кредитования, базирующейся на анализе больших данных (Big Data). Решение об открытии кредитной линии будет приниматься на основе анализа операций клиента по текущему счету, на это уйдет всего один день.

Однако даже самые совершенные технологии не способны обеспечить доступ мелких предпринимателей к достаточному кредитованию. В мировой практике эта задача решается через институты государственной поддержки.

Господдержка: как это делается…

Федеральные, региональные и муниципальные институты поддержки начали создаваться в 2007 году с принятием закона «О развитии малого и среднего предпринимательства в Российской Федерации». Оценить объемы и эффективность их работы весьма непросто из-за отсутствия информации или сложности доступа к ней. До организации Корпорации МСП единые базы данных, реестров, статистики поддержки сегмента отсутствовали. Федеральный портал малого и среднего предпринимательства, созданный Минэкономразвития РФ, во многих разделах давно не обновлялся, в частности статистика и аналитика заканчиваются 2013 годом. Множество вэб-ресурсов региональных структур представляют собой винегрет, их посещаемость и эффективность низки, что признает в годовом отчете и сама Корпорация. Она обещает навести порядок. Наделение ее функциями не только поддержки бизнеса, но и координатора и организатора взаимодействия (включая нормативно-правовое регулирование и информационную поддержку) между всеми заинтересованными сторонами уже принесло первые плоды. В отчете Корпорации за 2015 год имеются исчерпывающие данные о господдержке МСП. Так, финансовая инфраструктура поддержки включает 350 организаций, консультационная — 450, имущественная — 420, инновационно-производственная — 220 организаций. В каждом субъекте Урала только финансовой поддержкой занимаются от двух до двадцати организаций.

В положительном ключе можно отметить Свердловский областной фонд поддержки предпринимательства — это единая организация, осуществляющая все формы поддержки, с достаточно информативным сайтом. Только этот фонд имеет реестр субъектов МСП, получивших поддержку (вести такой реестр требует закон) за все годы, в формате, пригодном для анализа. Согласно этому документу, с 2008 года по октябрь 2016 года финансовую поддержку в области получил 5701 субъект МСП (всего на октябрь 2016 года здесь зарегистрировано 195 тыс. субъектов МСП, правда, нет данных о тех, кто осуществляет деятельность). Основной вид по суммам — поручительство (58%), на втором месте — субсидия на приобретение оборудования (15%), на льготный инвестиционный кредит приходится 12%, на микрозаем — 7%, грант начинающему предпринимателю — 3%. Последние два инструмента предназначены для микробизнеса, их доля в количественных показателях составляет 40%. Средняя сумма микрозаймов, по нашим расчетам, — 228 тыс. рублей, поручительств — 1 млн рублей, субсидий на приобретение оборудования и льготного инвестиционного кредита — 4 млн рублей. По величине финансирования 55% поддержки приходится на микробизнес, 37% — на малый и 8% — на средний. Соответственно средняя величина поддержки для микробизнеса составляет 562 тыс. рублей, для малого бизнеса — 2206 тыс. и для среднего бизнеса — 4,4 млн рублей.

— Мы производим упаковочную клейкую ленту с фирменным логотипом. Рынок растущий, очень перспективный. Хотим выходить на экспорт. При годовой маржинальности в 15 — 20% нам нужны длинные инвестиционные кредиты по ставке до 10%, банки такие условия нам предоставить не могут. Мы обратились в Свердловский фонд поддержки предпринимательства, — рассказывает об опыте взаимодействия генеральный менеджер компании «Брендлента» Евгений Березюк. — Получили субсидию на покупку оборудования на сумму 2,9 млн рублей. Теперь пытаемся получить по программе фонда льготный инвестиционный кредит с фиксированной ставкой 8,25% на строительство второго цеха.

Директор ООО «ЭкоДок» Юрий Кушпель также воспользовался инструментами поддержки Свердловского фонда. Необходимость в этом он обосновывает так:

— Мы разрабатываем системы управления для небольших магазинов. Продукт у нас с точки зрения сроков окупаемости длительный, и привычные банковские инструменты нам не подходят.

(Заметим здесь, что на господдержку не может претендовать существенная часть предприятий МСП — такие массовые сферы деятельности, как производство и продажа подакцизных товаров, прежде всего табака и алкоголя, добыча и реализация полезных ископаемых, все финансовые компании, включая ломбарды, а также игорный бизнес.)

Другой канал поддержки — льготное кредитование через МСП Банк и его парт­неров. По данным годовых отчетов банка, доля его программ на рынке кредитования увеличилась с 0,37% в 2009 году до 1,76% на начало 2016-го. Это не только самый большой по величине, но и самый действенный, по мнению экспертов, канал, он позволяет региональным банкам конкурировать с госбанками, так как с учетом льготного фондирования условия кредитов регионалов для МСП могут быть ничуть не хуже.

В Свердловской области в 2015 году объем поддержки составил 1,2 млрд рублей. Для сравнения: объем выданных банками кредитов в регионе за тот же период — 103 млрд рублей. То есть суммы господдержки — менее 1,5% от сумм банковских кредитов.

В целом по стране объем поддержки по итогам прошлого года — 60,9 млрд рублей (кредиты, выданные по программе МСП Банка коммерческими банками в эту сумму не входят, это еще 105 млрд рублей), в том числе гарантии Корпорации — 17,8 млрд рублей, по линии Минэкономразвития предоставлено 11,3 миллиарда, Минсельхоза — 8,7 млрд рублей (два последних с учетом софинансирования из региональных и местных бюджетов), еще 9,9 миллиарда выделил Фонд содействия инновациям. Коммерческие банки предоставили МСП за тот же период кредиты на 5,5 трлн рублей (включая кредиты по программе МСП Банка). Таким образом, объем господдержки — около 3%. С учетом того, что банковское кредитование последние три года сокращается, а господдержка растет, можно сказать, что достигнут максимальный уровень поддержки сектора МСП.

И статистика, и отдельные примеры свидетельствуют: поддержка государством малого бизнеса наконец переросла категорию символической.

…И как может работать

Что нужно, чтобы она стала достаточной? Серьезным ограничением для продвижения госпрограмм в среде предпринимательства сегодня является недоверие бизнеса к власти и ее институтам поддержки. Необходимо строить каналы информирования массы рядовых предпринимателей в регионах о возможностях государственных институтов. Согласно тому же опросу НАФИ, 38% предпринимателей ничего не слышали о мерах государственной поддержки, 70% никогда ими не пользовались. В итоге несмотря на то, что по сравнению с коммерческим кредитованием поддержка осуществляется на льготных условиях, нельзя сказать, что спрос превышает предложение.

По регионам Урала, которые публикуют данные о своих гарантийных фондах, видно: на осень этого года от 20 до 60% лимита поручительств по кредитами свободно. У Свердловского областного фонда свободный лимит сократился с 70% на начало 2015 года до 43% на октябрь 2016-го. Более всего используются лимиты на Сбербанк, ВТБ24 и Россельхозбанк.

В микрокредитовании до недавнего времени также не было ажиотажа. В микрокредитовании до недавнего времени также не было ажиотажа. По словам вице-президента Оренбургского областного фонда поддержки малого предпринимательства Леонида Секерина, до середины 2016 года «кредитные менеджеры активно искали заемщикамов, в том числе путем прозвона по спискам, предоставленным муниципальными образованиями. С увеличением максимального размера микрозайма с 1 до 3 млн рублей и срока до трех лет (ранее — до года) заметна тенденция роста спроса на такое финансирование. Через месяц-два прогнозируется превышение количества потенциально приемлемых для финансирования заявок возможностям фондов».

Советник дирекции маркетинговой и информационной поддержки субъектов Корпорации МСП Екатерина Шпак приехала на наш круглый стол, чтобы рассказать о бизнес-навигаторе — проекте, частично решающем информационную проблему. Онлайн-ресурс предназначен как для начинающих предпринимателей, так и для тех, кто планирует в дальнейшем развивать бизнес. С его помощью можно рассчитать бизнес-план, узнать о мерах государственной поддержки и найти нужное помещение в любом регионе, выбрать банк для открытия счета и обслуживания.

А на горизонте уже маячит регуляторная проблема. Сегодня фонды поддержки МСП требуют у потенциальных заемщиков больше документов, чем банки. Помимо экономического обоснования заявки и обеспечения, фонды (в отличие от банков) запрашивают информацию по подтверждению статуса субъекта малого предпринимательства, отсутствия задолженности по налогам, перед ФСС и ПФР; документы, подтверждающие создание или сохранение рабочих мест; целевое использование зай­ма и др. Это происходит в силу зарегулированности деятельности фондов со стороны надзорных организаций Банка России, региональных и федерального министерств экономического развития и различных проверяющих структур — Счетной палаты, прокуратуры, казначейства.

Поскольку региональные фонды поддержки малого бизнеса, предоставляющие мик­розаймы, причислили к микрофинансовым организациям, им вменили в обязанность создание резервов. Экономический смысл этого абсурден: фонды не занимаются привлечением ресурсов с рынка, их пассивную базу составляют ресурсы, выделяемые из региональных бюджетов. Абсурдным видится и обязанность фондов отчитываться перед Росфинмониторингом на предмет «сомнительности» операций. Это довольно распространенное следствие несогласованности подходов к государственной задаче между ЦБ и Минэкономики. Не передавить институты поддержки регуляторной нагрузкой — еще одно важное условие превращения господдержки малого бизнеса из символической в достаточную.

Путь к самореализации

Прямые продажи — это возможность начать собственный бизнес. В эпоху цифровых технологий это еще и увлекательный и творческий вид деятельности, говорит Елена Дьяченко, руководитель региона Урал компании Amway

— Россияне чаще всего начинают собственный бизнес, руководствуясь целью получить дополнительный доход. В мировой практике работает другая мотивация — здесь ключевыми факторами являются независимость от работодателя и самореализация.

Доступ к кредитованию, субсидии, налоговые льготы — все это вопросы жизненно важные для бизнеса. К сожалению, у нас они далеко не все решены. Например, многим бизнесменам удобно было бы работать в патентной системе налогообложения (распространяется на ИП и состоит в получении патента на определенный срок, заменяющего собой уплату некоторых налогов. — Ред.). Зарегистрировать ИП или ООО сейчас значительно сложнее, чем купить патент в режиме «одного окна». Патентная система с упрощенной регистрацией (без ИП или юрлица) очень важна для микробизнеса, когда люди стремятся получить хотя бы небольшой доход за счет эпизодического оказания услуг или нерегулярных продаж. Но сейчас под патент попадают всего 47 сфер бизнеса, а для ведения дела нередко надо купить сразу несколько патентов на разные виды деятельности или для работы в разных регионах.

По данным исследования AGER 2015, интерес к самозанятости в стране остается высоким: 37% россиян допускают эту возможность для себя в качестве дополнительного источника дохода, и при этом 77% россиян положительно относятся к индустрии прямых продаж. Эта модель зачастую выступает как первый шаг в предпринимательстве — фактически в роли бизнес-инкубатора, благодаря которому нарабатывается ценный опыт самостоятельной экономической деятельности. А в век цифровых технологий прямые продажи к тому же дарят клиентам преимущества — индивидуальный подход в лице надежного консультанта, качественную продукцию, созданную с использованием новейших научных разработок.

Банкиры о перспективах кредитования МСП

Елена Сорвина, руководитель дирекции развития корпоративного бизнеса УБРиР:

— Период сжатия объемов кредитования МСП и, как следствие, падения кредитных портфелей заканчивается. Кредитование возобновляется в том числе и по «коробочным» продуктам. Мы продолжаем работать над расширением продуктовой линейки кредитов. Знание рынка, моделирование портрета целевого клиента, риск-модели позволяют нам формировать актуальное предложение сегменту МСП с учетом целевого уровня риска по нему. Безусловно, за последние два года тренды экономики и качества клиентов привели банки к ужесточению методики, текущий уровень отказов выше 2012 — 2013 годов. Тем не менее мы готовы работать и с быстрыми «коробочными» решениями для бизнеса, поскольку скорость для предпринимателя важна.

Светлана Сорокина, начальник отдела кредитования малого бизнеса Челиндбанка:

— У нашего банка широкая филиальная сеть, многолетний опыт работы на рынке кредитования МСБ. Все это позволяет нам хорошо знать своих клиентов. В банке действует полная линейка продуктов для малого и среднего бизнеса — все виды банковских гарантий, короткие кредиты на пополнение оборотных средств, долгосрочное кредитование на приобретение коммерческой недвижимости, транспорта, оборудования. Сотрудничество с МСП Банком и Корпорацией МСП в рамках реализации государственной программы поддержки малого и среднего предпринимательства позволяет снизить ставку по предоставляемым долгосрочным инвестиционным кредитам. Конечно, произошло изменение структуры клиентов. Снизилась доля клиентов, занятых в розничной торговле, грузоперевозках, строительной отрасли. В то же время часть компаний, пережив потрясения и свыкнувшись с новыми реалиями, снова набирает обороты. Некоторые из них, к примеру производственные предприятия, стали чувствовать себя настолько уверенно, что готовы к инвестициям.

Ирина Кузьмина, директор департамента методологии и сопровождения корпоративного бизнеса СКБ-банка:

— Для СКБ-банка минувшие два года стали периодом пересмотра стратегии, подходов и инструментов для работы с бизнесом. Банк запускал пилотные проекты, чтобы оценить реальные потребности клиентов, найти гармоничное сочетание рисков и доходности. Мы увидели, что увеличился запрос на объемы кредитования, вырос «средний чек». Это означает, что потребность в финансировании испытывает в основном малый и средний бизнес. А вот микробизнес предпочитает очень осторожно увеличивать долговую нагрузку. Клиенты стали образованнее, многие считают, что не стоит развиваться только на кредитные средства. Безусловно, с улучшением ситуации в экономике кредитование будет расти, и мы видим перспективы в выстраивании сотрудничества с федеральными институтами развития — Корпорацией МСП.

Павел Ефремов, председатель правления Банка «Нейва»:

— Требования ЦБ к банкам в части контроля и создания резервов по кредитам бизнесу регулярно ужесточаются. Как следствие, банки при выдаче кредитов предпринимателям учитывают не только риски в рамках собственной оценки надежности бизнеса, но и формальные требования ЦБ. Это приводит к ситуации, когда банки вынуждены отказывать в выдаче кредитов на развитие бизнеса даже относительно надежным заемщикам, поскольку велики риски получения от надзорного органа предписания о создании повышенных резервов (оценка рисков банком может разойтись с оценкой сотрудника подразделения надзора ЦБ). Эти факторы вкупе с непростой ситуацией в экономике страны существенно сдерживают кредитование бизнеса. Некоторые банки частично решают проблемы кредитования микробизнеса через потребительское кредитование, но ЦБ учитывает эти тенденции. Не исключено, что последуют директивы, препятствующие банкам выдавать такие кредиты. Поэтому для возможности кредитования все большую роль приобретают аккуратная и объективная бухгалтерская отчетность, достоверная налоговая отчетность и прочие «формальные» аспекты.

Понимать клиента

Совокупность простых и качественных продуктов, оперативность в принятии решения — главные факторы конкурентоспособности банка в сегменте кредитования МСП, считает Наталья Хмелева, начальник управления кредитных рисков ПАО «Уралтрансбанк».

— Стратегия кредитования малого и среднего бизнеса Уралтрансбанка основана на базовых принципах его деятельности: это содействие развитию предпринимательства, обеспечение занятости населения региона. Безусловно, тактические подходы требуют постоянного пересмотра. Сейчас как никогда особенно важно понимать клиента. Поэтому необходимы четкое структурирование и сегментация клиентской базы.

Наш банк имеет большой опыт работы с малым и средним бизнесом. Мы считаем, что необходима постоянная адаптация продуктовой линейки в зависимости от уровня и состояния экономики страны. В данный момент клиентам нужны понятные и привлекательные программы кредитования.

Мы видим, что предприятия обращают внимание не только на стоимость банковского продукта, но и на скорость обслуживания. На наш взгляд, совокупность простых и качественных продуктов, а также оперативность принятия решения — главные факторы конкурентоспособности банка.

Кроме того, мы считаем важным условием развития кредитования МСП эффективное сотрудничество с региональными институтами развития. Наш банк активно работает с программами Свердловского фонда поддержки предпринимательства. Это позволяет повышать доступность кредитов МСП и в конечном итоге содействовать реализации стратегических приоритетов банка вне зависимости от текущей экономической ситуации.

Региональные институты развития о поддержке бизнеса

Илья Сулла, заместитель директора Свердловского областного фонда поддержки предпринимательства:

— В России сформирована развитая инфраструктура господдержки, которая предоставляет достаточное количество инструментов для бизнеса. С 2014 года заработала Корпорация развития малого и среднего предпринимательства (ранее — Агентство кредитных гарантий), активно функционируют МСП Банк, Российская венчурная компания, Фонд развития инноваций. И мы в регионах имеем возможность все эти программы продвигать.

За десять месяцев текущего года наш фонд, в том числе совместно с Корпорацией МСП, предоставил более 280 поручительств предпринимателям перед банками. Общий объем ресурсов, привлеченных с помощью этого инструмента нашими клиентами, — чуть менее 2,5 млрд рублей.

Мы постоянно стремимся развивать и совершенствовать наши инструменты поддержки бизнеса. В 2015 году в Свердловской области возобновил работу Свердловский венчурный фонд. За счет его средств профинансировано восемь предпринимательских проектов.

Второе направление развития системы — изменение моделей работы муниципальных фондов, которые существуют в регионе. На их базе будут создаваться агентства развития территорий. Мы убеждены, что такие структуры должны оказывать комплекс услуг малому бизнесу на местах — помогать созданию и сопровождению бизнеса.

Леонид Секерин, вице-президент Оренбургского областного фонда поддержки малого предпринимательства:

— В Оренбургской области есть костяк крупных промышленных предприятий и большой класс малого бизнеса, в том числе в сельском хозяйстве. Но базы для развития средних компаний нет. В малом предпринимательстве занято около 300 тысяч человек, это около 30% трудоспособные населения. Они создают 15% валового внутреннего регионального продукта.

Исходя из экономики региона, мы и формируем перечень форматов поддержки. Прежде всего это микрофинансирование. В 2015 году фондами поддержки предпринимательства предоставлены 329 микрозаймов субъектам МСП (136% к уровню 2014 года) на 254,5 млн рублей, средний размер займа — более 770 тыс. рублей. Второй востребованный инструмент — гарантийное обеспечение обязательств субъектов малого и среднего предпринимательства перед банками. В 2015 году фонд предоставил 34 поручительства (189% к уровню 2014 года) на сумму 165,8 млн рублей, объем кредитов, привлеченных под поручительства, — 846,1 млн рублей. Третий формат — предоставление грантов на создание собственного бизнеса. В 2015 году их получили 155 субъектов МП (в два раза больше, чем в 2014-м) на сумму 46,2 млн рублей.

Любовь Кузнецова, генеральный директор Пермского центра развития предпринимательства:

— Основное направление деятельности Пермского центра развития предпринимательства — микрофинансирование. Капитализация центра составляет 371 млн рублей. До 2015 года мы предоставляли короткие микрозаймы на сумму до 1 млн рублей и срок до 12 месяцев. В прошлом году была увеличена капитализация сразу на 200 млн рублей, и мы начали более активно развивать микрофинансирование. Сейчас сумма кредита увеличена до 3 млн рублей, максимальный срок займа три года. Ставка составляет от 10,5% до 15% годовых. По данным рейтингового агентства «Эксперт Ра», по итогам первого полугодия 2016 года мы занимаем пятое место в ренкинге МФО по объему выданных микрозаймов бизнесу.

Не секрет, что в среде предпринимателей еще есть недоверие к государственным институтам, и это не позволяет использовать господдержку в полном объеме. Мы стремимся сломать этот стерео­тип и на конкретных примерах показать, что государственная поддержка — это не бюрократия. 98% заявок на займы оформляются через МФЦ, предприниматель к нам приезжает всего один раз на подписание договора. Эту новацию положительно оценили наши предприниматели.

Анна Комарова, руководитель Инновационного бизнес-инкубатора из Челябинска:

— В Челябинской области представлены все институты поддержки предпринимательства — центр инжиниринга, бизнес-инкубатор, гарантийный фонд. Мы пришли к выводу, что все эти структуры разобщены, необходимо реформировать систему поддержки. В этом году был создан фонд развития малого и среднего предпринимательства, который объединил все эти институты, это повысит их эффективность.

Денис Соколов, заместитель руководителя ГУП «Бизнес-инкубатор Курганской области»:

— На нашей базе создано структурное подразделение «Центр поддержки предпринимательства», где любой желающий может получить бесплатную консультацию специалистов-экспертов по юридическим вопросам, финансовому и бизнес-планированию, маркетингу, управлению персоналом. В каждом районе области созданы информационно-консультационные центры, которые оказывают помощь и действующим предпринимателям, и тем, кто только желает открыть свое дело. С 2010 года реализуется программа Федерального агентства по делам молодежи «Ты — предприниматель», направленная на вовлечение молодых людей в предпринимательскую деятельность.

Подготовила Ирина Перечнева

Официальный источник

Понравилось? Поделитесь!

Комментарии (0)